November 11th, 2011

Предвыборные странности

Сегодня в «Областной газете» – обилие бесплатной рекламы одномандатников. 63 модуля на шести простынях страницах. Каждый изгалялся, как мог. Слоганы, отфотошопленные фотографии (иным дизайнеры скинули лет 20).

Не хочу якать. Но только у меня единственного указан адрес приемной и телефон. Мы уже шутим, что теперь на Сортировку поедут со всей области. Хотя не привыкать.

Вот только не понимаю: чего боитесь, товарищи кандидаты? От кого вы прячетесь? Или стыдно людям лично в глаза посмотреть?

Работу со вранья начинают…

Традиционный прием

Прием закончился в половину седьмого. Три с половиной часа непрерывно шли люди. Комнатка у нас небольшая, пока общался с одним, человека два-три ждали тут же, в кабинете. Из коридора то и дело слышалось, что без очереди идете?!

Несколько моментов, которые врезались в память.

Самая первая – пожилая Анна Васильевна. Квартира на втором. Затопили с седьмого этажа: «Я участница войны. Солдаткой была. Окопы в Волгограде копала». (Через два часа пришла соседка с пятого этажа, она пострадала больше всех.)

Ольга Петровна высказалась прямолинейно: «Вы ничуть не изменились». И сразу в лоб озвучила три вопроса.

Зинаида Васильевна страдает от верхних квартирантов, у тех кран прорвало, а в домоуправлении не помогают. «Подпишусь, как умею. Неграмотная я. Четыре класса».

Инна Павловна: «Люди узнали, что к вам пойду, попросили сказать. “Зебра” нужна».

Анатолий Степанович начал критично: «Я на грани самоубийства». Жаловался на дорогое питание в ночлежке.

Когда записывал в журнал ФИО, контакты, женщина показала свой электронный проездной, хотя обычно паспорт достают. Современные технологии помогают в жизни.

Валентина Дмитриевна добивается, чтобы дали «Ветерана труда». «Когда работала, не задумывалась о грамотах, дипломах».

Бойкая бабушка с Летчиков агитировала окружающих голосовать против Д.М., когда ждала своей очереди. Пенсия – 5600. Сын – инвалид, в армии заболел.

От казачьего атамана пришли. Настоящий казак. Не из тех «петрушкиных», то есть губернаторских.

Сильная духом Татьяна Андреевна шумела в коридоре громче всех: «Никого не пущу. Хочу одна поговорить». Начала с наболевшего: «Вы в квитанциях ЖКХ разбираетесь?»

«Я посчитала, это мне надо четыре КамАЗа нагадить, если по нормативам».

«В закрытом Свердловске был порядок».

«Мы зачем живем? Я всю жизнь пахала. Я весь Свердловск отстроила». И расплакалась.

Лидия Ивановна со Стрелочников: «Вы не сомневайтесь, я аккуратный плательщик». РЭМП Железнодорожного района навесил на женщину невнятные долги.

Зинаида Алексеевна: «Я не за себя, я за Россию. В Москве правильно закрыли Черкизовский рынок, мы себе трусы что ли не можем сшить».

Нина Леонидовна – на инвалидности, не работала, долг за квартиру накопился. В РЭМПе Железнодорожного района привычно нахамили: «На шубу деньги есть, а долги не выплачиваешь». Не интересует коммунальных ничтожеств, что шубу она покупала еще лет десять назад, и то самую дешевую.

Последней зашла железнодорожница. Тоже бьется за «Ветерана труда». Бывший проводник. «Мишарина возила, простым инженером при мне начинал».

Еще несколько обращений по садикам, по программе «Молодая семья», в квартирах нет отопления, в домах нужен ремонт.

Попросили помочь по одной музейной теме. Расскажу отдельно. Идея классная.

И вопиющее. Директор школы выгоняет из служебной квартиры сотрудницу с детишками. Приказала убраться до 20 числа. Заступлюсь.

Поэтому планов на следующую неделю много. Из отчетного: за прием обратилось 45 человек. До сегодняшнего дня максимально приходило 39.