Андрей Альшевских (alshevskix) wrote,
Андрей Альшевских
alshevskix

Новая система власти в Свердловской области будет еще дороже, чем предыдущая. Интервью для УрБК


Поговорили с журналистом о всех политических новостях последних недель. На мой взгляд, текст получился хороший, только слегка официальный. Но это формат агентства.


О новом Уставе Свердловской области, старых проблемах и главной законодательной интриге региона ИАА «УралБизнесКонсалтинг» рассказал лидер фракции КПРФ в Областной Думе Андрей Альшевских.


– Андрей Геннадьевич, одной из ключевых тем для Законодательного Собрания в последнее время стала новая редакция устава. Какие изменения в этот документ планируется внести?

– Новую редакцию областного устава можно условно разделить на две основные части. Первая — это приведение его в соответствие с меняющимся федеральным законодательством. Понятно, что жизнь на месте не стоит, законы меняются, это естественный процесс. Вторая – реформирование Законодательного Собрания Свердловской области, в том числе – ликвидация Палаты Представителей. По этому поводу принято политическое решение. Палата прекращает свое существование с марта 2012 года, когда заканчиваются ее полномочия.

– Как изменится структура Заксобрания в случае ликвидации ПП?

– Предлагается создать Законодательное Собрание из 49 депутатов, из которых 28 будут выбираться по партийным спискам и 21 – по одномандатным округам. Количество депутатов, работающих на профессиональной основе, будет определяться не уставом, а областным законом.

Затем мы уходим от ротации в Областной Думе, а срок полномочий депутатов продлевается до 5 лет.

– По какому принципу предполагается деление депутатов на работающих на постоянной и неосвобожденной основе?

Я вам сразу могу сказать: выбор того, на профессиональной или совмещенной основе будет работать депутат, будет зависеть только от его политической принадлежности. Потому мы, представители оппозиционных партий, и выступили против.

Я сам категорически против этого. Я знаю, что это такое, я работал на профессиональной основе в Екатеринбургской городской Думе и на неосвобожденной – в Палате Представителей.

Когда ты – депутат на профессиональной основе, ты более тщательно работаешь с законами. Или наоборот: ты раз в месяц приходишь на заседание, чтобы был кворум, и голосуешь, даже не читая законопроекта. Здесь будет страдать качество принимаемых законов.

– В чем тогда смысл такого разделения?

– Я думаю, будет предложено, что на профессиональной основе должны работать только выборные лица: спикер, его заместители, председатели комитетов. По нынешнему опыту, из 49 депутатов почти все руководящие должности займет «Единая Россия».

Это делается для того, чтобы даже этот скромный, но все-таки финансово-административный ресурс отобрать у оппозиционных партий. Мы ведь выполняем определенные партийные поручения, работая здесь на постоянной основе. И мы все прекрасно понимаем, что если депутатов-оппозиционеров немного отодвинуть от этого ресурса, будет страдать в целом политическая система.

Впрочем, попытка ограничить депутатов будет противоречить закону, в котором четко сказано: все депутаты равны, независимо от занимаемой должности. И если идет ограничение, что, предположим, из 49 только 5 депутатов будут работать на постоянной основе, оно нарушает этот принцип. И здесь может получиться, что будущий состав Заксобрания может попасть в череду судебных разбирательств.

– Как предполагается перейти от одной системы работы Заксобрания к другой?

– Предполагается переходный период. Депутаты, которые избраны в 2008 году вместе с Палатой Представителей (у них срок полномочий до 2012 года), будут участвовать в 2012 году в выборах в Думу, состоящую уже из 49 человек. А те депутаты, которые были избраны в 2010 году (срок полномочий до 2014 года), будут работать вместе с ними. У нас получается, что с 2012 года по 2014 год будет раздутое Заксобрание в количестве 63 депутатов.

С 2014 года выбранные в 2010 году депутаты прекращают свои полномочия, и Заксобрание будет работать в новом режиме до 2017 года, потому что их срок полномочий продлевается до 5 лет.

В принципе, получается, что ущемляются права тех депутатов, у которых полномочия истекают в 2014 году: они лишены права переизбираться на 3 года. Мы предлагали с 2012 по 2014 год опять избирать 21 депутата ППЗС и 14 депутатов Облдумы, а в 2014 году вступает в силу новый устав и начинают работать 49 человек. Больше выборов, но с юридической точки зрения это было бы гораздо правильней. Но наше предложение принято не было.

– Какова судьба ваших предложений по реформе исполнительной власти?

– Вообще, изначально не планировалось менять ничего в организации исполнительной власти. Позднее мы внесли поправку, хотели, чтобы губернатор возглавил правительство Свердловской области. В ходе обсуждения на всех рабочих группах старались эту поправку даже не трогать, делали вид, что ее нет.

С принципиальной точки зрения, если губернатор возглавит правительство, это привело бы к сокращению госаппарата, сокращению финансирования, более эффективному управлению. Ведь объединение госслужащих приведет к экономии бюджета.

Сегодня многие полномочия губернатора и председателя правительства дублируются. А всё то, что делает правительство, в итоге подконтрольно губернатору.

Первый шаг к нашей поправке кабмин сделал сам, когда мы рассматривали поправки в закон о правительстве Свердловской области, где четко прописано, что создается президиум правительства, который возглавляет губернатор. А президиум вправе отменить любое решение правительства, то есть уже надстройка создана, и теперь логичнее губернатору возглавить само правительство и работать без этих «подушек безопасности». Председатель правительства, получается, сегодня номинальная фигура.

Но на всех комиссиях «Единая Россия» была против нашей поправки.

– И какова судьба этой инициативы?

– Каково было мое удивление, когда при рассмотрении нового проекта устава зачитали, что «по предложению фракции КПРФ вносится поправка, согласно которой губернатор будет вправе возглавить правительство». Чувствуете разницу? Мы предлагали обязать возглавить, а они поставили: может возглавить. А может и не возглавить.

– Чем чревато такое изменение формулировки?

Формулировка чревата тем, что появляется двойное, тройное толкование. Устав – это основной документ области, и здесь мы не должны ничего подобного допускать. Мы в устав вложим неопределенность, а на его основе будут приниматься и областные законы. Я бы не стал обращать внимания на эту формулировку; по сути, ничего меняться не будет. Это сделано для того, чтобы потом нам сказать: мол, мы же вашу поправку учли, не надо говорить, что вас, оппозицию, не слушают.

– Пока единственный решенный вопрос в новом уставе – это ликвидация Палаты Представителей?

– Политическое решение уже принято, а все эти согласительные комиссии – всё это для отвода глаз: выговориться, пар выпустить. Чтобы мы потом не жаловались, что нас не приглашали.

Но я считаю, что, тем не менее, и с палатой пока вопрос не решенный. На одном из заседаний комиссий нас попытались убедить, что нам она не нужна. Но если честно, после таких доводов я еще больше убедился, что палату нужно оставить. Одним из главных ее минусов назвали медлительность (министр по два раза приходит на заседания, на прохождение законов отводится 21 день). ППЗС якобы не принимает участия в законотворческом процессе, то есть она законы не принимает (она их отклоняет или одобряет), у нее низкая активность в плане законодательных инициатив, пользуется только несколькими полномочиями из всех, которыми мы ее наделяли.

И в связи с этим вроде как целесообразности держать ППЗС нет.

– Вы с этим не согласны?

– Это не проблема устава, ведь у нас есть областные законы, у нас есть регламенты Облдумы и ППЗС, мы можем туда внести поправки, часть полномочий с Облдумы забрать и отдать в палату. Можем процедуру прохождения закона упростить, сделать ее не 21 день, а 7 дней, проводить совместные комитеты. Это всё решаемо.

И низкая инициативность не значит, что палата не работает, это значит, что сам качественный подбор депутатов палаты неудовлетворителен. Ведь все ее члены, 21 депутат, – из «Единой России».

Проблемы палаты – это проблемы власти в целом, проблемы партийного большинства. «Неэффективной палатой» они прикрывают свою слабость.

Когда нам говорят, что бывшие депутаты ППЗС в новой системе будут отстаивать интересы своих территорий, я отвечаю: не будет этого. Потому что 28 депутатов избираются по партийным спискам, и только 21 – одномандатники.

В Заксобрании как шли политические дебаты, так и будут идти. А одномандатники, наоборот, будут втянуты в них, и они потеряют возможность влиять на принятие решений с учетом своих территорий.

Ничего, по сути, не меняется, тогда зачем ломать систему, мы же ничего нового не придумали? Это даже с точки зрения бюджета не выгоднее, наоборот, более затратно: если сейчас в Заксобрании 4 комитета, то когда будут работать 49 депутатов, это будет уже 8-10 комитетов, с соответствующим количеством сотрудников.

– Чем все-таки завершилось обсуждение поправок в устав на комиссиях при Заксобрании и при губернаторе?

– Последняя комиссия при губернаторе прошла, практически никакие наши предложения не учтены, не считая извращенной поправки по исполнительной власти.

Нам предложили обсуждать все наши поправки ко второму чтению, а в первом чтении принимать то, что есть, как концепцию. Но нас, как обычно, разводят.

Мы говорим: пусть общественность сначала обсудит, давайте проект опубликуем. Мы написали письмо губернатору, чтобы перенести рассмотрение поправок в устав. Для чего нас сейчас так торопят?

Сейчас в июле мы принимаем в первом чтении проект устава, в сентябре выходим на второе, третье чтение, в октябре идет подготовка, обсуждение и принятие проекта бюджета на 2011 год, а после принятия жизнеобеспечивающих законов, я не исключаю, вообще может быть инициирована процедура самороспуска.

По федеральному закону есть 4 случая досрочного прекращения полномочий регионального Заксобрания, нам сейчас подходит один. Если добровольный самороспуск принимается самим Заксобранием, то вступление в силу ряда статей устава происходит со дня роспуска. Иначе до 2012 года мы будем работать по старому уставу.

– Что нужно для того, чтобы инициировать процедуру самороспуска?

– Мы на совместном заседании палат должны принять решение о самороспуске простым большинством (то есть в Облдуме для принятия решения надо 15 депутатов, а у «ЕР» их 16, в ПП должны проголосовать «за» 11 депутатов). На рабочей группе у губернатора мы получили косвенное подтверждение того, что там не исключают процедуру самороспуска.

Инициировать процедуру могут 2/5 депутатов Заксобрания, это, грубо говоря, 12 от Облдумы и 9 от Палаты Представителей. Мы, конечно, можем срывать кворум, но сейчас уже из-за этого обсуждается вопрос, чтобы сделать кворум не 2/3, а всего лишь 50% от числа избранных депутатов.

– Вы планируете в дальнейшем отстаивать свои поправки?

– К сожалению, мы не можем выносить на референдум весь проект устава, но отдельные его положения вправе. И я не исключаю выхода с инициативой проведения референдума на предмет, например, «нужна ли нам Палата Представителей?». Да или нет? И если в первом чтении мы решим, что ППЗС нам не нужна, а в ходе референдума население выскажется за нее, то нам придется пересматривать концепцию устава.

– Готовы ли вы к объединению оппозиции в отстаивании своих поправок в устав?

– У нас, конечно, есть кое-какие разногласия. Но это тот случай, когда мы можем пойти на компромиссы, выработать единые поправки и идти уже единой командой на принятие этого устава. Но я рассчитываю, что мы найдем общий язык, единую позицию к 6 июля, когда должно состояться первое чтение проекта.

 
Tags: интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments